#submenu:more1
22 июня 2016 год

Екатеринбург должен выбрать свой путь

Тимур Абдуллаев – о стратегии пространственного развития города и расстановке приоритетов
Главный архитектор Екатеринбурга, основатель архитектурного бюро ARCHINFORM Тимур Абдуллаев в интервью It's my city рассказал о стратегии пространственного развития города: зачем она нужна, кто и как будет ее разрабатывать и почему без нее Екатеринбург рискует наделать ошибок.
Что такое стратегия пространственного развития и зачем она нужна?

Эта тема стала актуальной для нас еще в прошлом году, когда мы активно знакомились с мировым опытом по разработке стратегии пространственного развития других городов. В прошлом году актуализировали генеральный план (до этого действовал генплан 2004 года. – Прим. ред.). Очевидно, что город очень сильно трансформировался. И развился он не всегда в соответствии с теми прогнозами и планами, которые определялись предыдущим генеральным планом. Территория города выросла практически наполовину, количество жилого фонда в соответствии с актуализированным генпланом 2015 года должно удвоиться. Основная проблема в том, что инфраструктурное развитие города совершенно очевидно отстает. Если застройщики возводят жилые кварталы, то город должен обеспечить их дорогами, системой общественного транспорта, местами в садиках и школах. Объем инвестиций в строительной отрасли очень большой. В прошлом году в Екатеринбурге было введено порядка двух миллионов квадратных метров общих площадей, примерно миллион жилых и миллион нежилых. Рынок развивается очень активно, но город как соинвестор уже просто не в состоянии выполнить все свои связанные социальные обязательства перед жителями в таком объеме. Поэтому нужно сбалансировать городское развитие, определив приоритеты.
Очевидно, что некоторые направления развития для города становятся невыгодными и даже вредными. Все это приводит к тому, что граждане не получают от города те блага, которые должны получать. Поэтому требуется выделить определенные векторы в развитии города. Исследование, связанное со стратегией пространственного развития, позволяет определить приоритеты, исходя из разных факторов. Например, возьмем Академический район, который сейчас активно развивается, но не имеет никакой устойчивой транспортной системы, что приводит к негативным факторам и на обывательском уровне вызывает непонимание. Все эти вещи надо сбалансировать. Если город принимает решение развития каких-то территорий, оно должно быть подкреплено определенными планами. А скорее даже наоборот. Планы города по своему инфраструктурному развитию должны быть основой для действий застройщиков.

Но если есть стратегический план развития Екатеринбурга, то его же можно просто актуализировать?

Все верно. Екатеринбург в последние годы развивался достаточно успешно. Наш город действительно достиг неплохих результатов по сравнению с другими городами-миллионниками. Но ведь любая стратегия определяет видение с позиции определенного горизонта времени. По истечении определенного промежутка времени вполне возможно проанализировать, какие цели были достигнуты, какие направления развились вопреки этой стратегии, либо не совсем ей соответствуют. В начале этого года глава администрации Александр Якоб подписал постановление об актуализации стратегии социально-экономического развития и одновременно о разработке стратегии пространственного развития, так как в действующей стратегии вообще не выделялось такого направления, как пространственное развитие города. Мы все с вами понимаем, что можно мониторить разные показатели, но то, с чем напрямую физически сталкивается обыватель, – это именно пространство города. Все стратегические направления в области транспорта, экологии, науки и образования, культуры и бизнеса, здравоохранения должны содержать пространственную составляющую. Поэтому сейчас мы, с одной стороны, восполняем недостающую часть этого пазла, а с другой – пытаемся посмотреть на все стратегические направления и проекты через призму пространственного развития города.

В других российских городах уже есть такие стратегии? Были приняты? Принимаются?

В российских городах активно идет работа над разработкой стратегий и социально-экономического, и пространственного развития. Но, насколько я знаю, таких сформулированных и доведенных до конца результатов пока нет.

То есть мы будем первыми?

У Перми был опыт по созданию мастер-плана. Но это происходило раньше и выглядело несколько иначе. В какой-то момент у города действительно появился сформулированный разработанный мастер-план, который по сути представлял собой стратегию пространственного развития. Одной из его проблем было то, что стратегия, сформулированная в виде мастер-плана, слабо коррелировалась со стратегией социально-экономического развития. Успех пространственного развития зависит от нескольких факторов, от согласованности документов, от достижения общего понимания и согласия в обществе по поводу направления развития города. Поскольку стратегия – это документ общественного согласия, когда бизнес, власть и общество договорились об общем понимании развития города. Важно, чтобы ценности стратегии стали личными ценностями для всех участников процесса.
В Москве и Санкт-Петербурге тоже нет таких стратегий?

Насколько я знаю, в законченном виде нет.

А опыт мировых городов?

У мировых городов опыт достаточно обширный. У очень многих европейских городов существуют сформулированные стратегии развития. Они достаточно различны, потому что город расставляет для себя приоритеты, исходя из своих конкурентных преимуществ и видения своего будущего. Какие-то города делают ставку на то, что они будут центром предоставления услуг. Какие-то эксплуатируют тему мест для отдыха. Какие-то хотят быть лучшими бизнес-центрами. И для Екатеринбурга мы должны ответить на этот вопрос.
Придется выбрать какие-то приоритеты?

Безусловно, должна быть и хорошая экология, и хорошая транспортная доступность, и места приложения труда развиты, жить должно быть комфортно и безопасно. Но мы должны выбрать вектор того, что будет для нас приоритетом. Тогда мы можем действительно получить какое-то направленное движение. Потому что если говорить, что мы хотим, чтобы было хорошо все, и назовем это своей целью, то мы в итоге не будем никуда двигаться.
В каких городах принятие такой стратегии изменило жизнь к лучшему?

Таких очень много. Например, Лондон. Жил-жил без стратегии, а сейчас вдруг озадачился этим, хотя это пример достаточно развитого мегаполиса. В какой-то момент также потребовалось ответить на стратегические вопросы, как мы хотим жить в будущем. Традиционно города развиваются на основании различных документов территориального планирования – генеральный план, правила землепользования и застройки. Но все они в основном регулируют количественные показатели – это все инструменты. Стратегия – это как раз видение направления и постановка целей.
Эту стратегию будут разрабатывать не только чиновники мэрии?

Мы как раз хотим, чтобы ее разрабатывали не просто чиновники мэрии, а чтобы к этому процессу были причастны все жители города. Администрация города становится катализатором этого процесса и его интегратором. Мы действительно хотим получить максимальную общественную вовлеченность в этот процесс. В частности, проанонсирую запуск проекта «Сто мыслей о Екатеринбурге». Задача – выявить активные городские группы и сообщества и определить партнеров в лице наиболее крупных игроков на рынке города в сфере науки, культуры, бизнеса. Это могут быть университеты, профессиональные сообщества, и так далее.
Вы хотите их объединить?

Мы хотим инициировать на нескольких площадках общественное обсуждение. Естественно, для того чтобы заставить людей думать о том, о чем они никогда не думали, нам надо каким-то образом их вовлечь и погрузить в тему. И для этого мы действительно и сами будем в этом участвовать, пригласим экспертов, проведем ряд лекционных мероприятий. Итогом должен стать своеобразный ворк-шоп. Получится, что все группы проведут небольшие исследования на тему «Что для них является стратегическими целями развития города». Затем мы будем с этим работать.
Насколько растянется этот процесс по времени? Когда стратегию можно будет в готовом виде прочитать?

Мы уже провели ряд экспертных сессий. У нас есть рабочие обсуждения внутри администрации и публичные мероприятия для всех желающих. Следующим этапом у нас станет экспертная сессия, которую мы хотим провести в августе. Потом проект «Сто мыслей о Екатеринбурге». Сформулировать концепцию стратегии пространственного развития мы планируем к началу октября.

Но во всех этих группах будут все равно взаимоисключающие представления об идеальном городе? Вот вы говорили о том, что сейчас в стратегическом плане развития одновременно написано, что Екатеринбург – город для пешеходов и что Екатеринбург – город для автомобилистов. Поэтому, нужно будет делать какой-то выбор…


Безусловно. Но стратегия – это все-таки документ общего согласия, которое достигается на основе консенсуса. Совершенно очевидно, что есть и вопросы, которые требуют изменения психологии людей. В данном случае людей нужно просто убеждать на примерах. Мы все понимаем, что приехать на машине в центр города становится все сложнее и сложнее. И в общем-то со стороны автовладельцев мы слышим призыв увеличить количество парковочных мест… Если мы все больше будем отдавать приоритеты автомобилям, то мы выдавим из города пешеходов. Совершенно очевидно, что это неправильно. Нужно стимулировать людей не пользоваться личным транспортом при посещении центра города. По этому пути идут все современные европейские города. Приоритет отдается пешеходам в первую очередь, общественному транспорту во вторую, велосипедистам в третью. Для автомобилей выделяется определенное ограниченное пространство, которое позволяет приехать в центр города на машине, но далеко уже не каждый захочет это сделать. Но при этом, конечно, надо еще делать так, чтобы общественный транспорт стал более удобным и более комфортным, система его работы была оптимизирована, подвижной состав был современным.

Автомобилисты говорят: «Мы бы ездили на общественном транспорте, если бы он был соответствующего уровня, а пока – извините».

Сейчас насильственным методом пересадить автомобилистов в раздолбанные трамваи, которых надо ждать по 20 минут на остановке, в общем-то нереально. Если мы сейчас перед собой поставим такую цель, то мы должны будем достигать ее по нескольким направлениям. Будет решаться вопрос нового подвижного состава, оптимизироваться улично-дорожная сеть, а улично-дорожное строительство будет больше сосредоточено под организацию движения системы общественного транспорта. Трамвай получит выделенную полосу, не будет стоять в пробках. Как раз для этого и нужна стратегия.
А те тенденции, с которыми мы живем сейчас, совпадают с нашими целями?

Тенденции как раз не всегда совпадают с теми целями, которые мы перед собой ставим. Это как раз и важно, что, поставив перед собой определенные цели, мы и действовать должны по определенным правилам. Так, например, совершенно очевидно, что городу развитие удаленных территорий не то что невыгодно, оно ему вредно.

А как же быть с Большим Екатеринбургом?

Этот вопрос немножко провокационный, потому что действительно тема Большого Екатеринбурга обсуждается то более, то менее активно. Я думаю, что все-таки стратегия развития региона – это сумма стратегии развития городов. И на этом уровне любой агломерационный процесс происходит снизу вверх. Этот процесс объективно экономический, который зависит от реальных факторов, а не просто от принятия административных решений. Вообще понятие «агломерация» – достаточно эфемерное, и тесную экономическую интеграцию нельзя назначить, она происходит постепенно и естественным образом.

Но если будет принято решение о том, что к Екатеринбургу присоединят Верхнюю Пышму, Березовский, придется заново писать стратегию?


Я думаю, что такое решение не может быть принято без согласия и участия Екатеринбурга.
Вы против?

Думаю, никто не против интеграционных процессов с соседними городами, если это приносит пользу всем участникам. Появляются общие проекты. Например, строительство трамвайной линии на Верхнюю Пышму. Это, безусловно, для всех полезно. Но если назначить сейчас какую-то интеграцию с городом, с которым подобных процессов не происходит, то ничего и не произойдет. Это будет просто декларация.

Давайте перейдем к некоторым отдельным проектам. Как развивается конкурс по проекту изменения площади 1905 года?

Идея остается, и мы обязательно такой конкурс проведем. Мы понимаем, что не совсем правильно на центральной городской площади иметь постоянно действующий открытый паркинг. В идеале надо организовывать подземное парковочное пространство, а сверху пространство для людей. Делать из площади просто сквер не совсем правильно, потому что она используется и для культурно-массовых мероприятий. Но и просто убрать автомобили и ничего не предложить взамен не верно.
До чемпионата мира по футболу автомобили продолжат здесь стоять?

Все будет зависеть от того, в какие сроки и как этот конкурс удастся провести.

Перейдем к «Пассажу». Вы являетесь последовательным критиком этого торгового центра. Я так понимаю, нам уже все равно жить с «Пассажем». Можно ли его как-то интегрировать в городскую среду? Вот, например, сквер, предусмотрены ли там какие-то изменения?

Проблем много, и действительно, «Пассаж» уже построен, нравится это кому-то или нет. Благоустройство, которое сейчас выполнено перед «Пассажем», требует какой-то доработки. Сейчас мы не обсуждаем эстетику этих объектов. В свое время все это подавалось как идея площади с красными кленами. И, может быть, когда клены вырастут, все станет выглядеть несколько иначе. Но пока судить об этом сложно. Хотелось бы все-таки, чтобы были благоустроены и часть улицы Вайнера, и Театральный переулок, и Банковский переулок, и площадка перед выходами из метро. Поскольку с застройщиком во время обсуждений и проработок концепции говорили о благоустройстве более широкой территории. Также обсуждался вопрос организации трамвайной остановки на проспекте Ленина. В виде концепций эти документы существуют, но я надеюсь, что они каким-то образом дальше будут реализовываться в жизни.
Не могу не спросить про храм-на-воде. Вам этот проект симпатичен?

Я лично такие идеи не поддерживаю.

Этот проект должен быть рассмотрен на Градсовете?


В обязательном порядке подобного рода объекты должны рассматриваться на архитектурно-градостроительном совете, и более того, я думаю, что подобные объекты все-таки должны быть темой некоторого общественного диалога и обсуждения с гражданами.

В ходе заседания Градсовета может быть как-то изменено, например, место расположения храма?

Я на такие вопросы ответить не готов, потому что Градсовет – он на то и совет, что должен вырабатывать какие-то решения и давать профессиональную оценку.

В прошлом году вы озвучивали проект пешеходной улицы Толмачева от кинотеатра «Салют» до Малышева. Реализуется ли это как-то эта идея «киноаллеи»?

Эта идея продолжает существовать, но пока не получила материального продолжения. Я знаю, что директор кинотеатра «Салют» Сергей Федяков активно заинтересован в этой теме и готов многое сделать для того, чтобы эту идею реализовать. Это тема для хорошего осмысления на архитектурных конкурсах. Для возможных публичных городских пространств очень важно смысловое наполнение. Иногда город находит возможность благоустроить какую-то территорию, и все равно люди ей не пользуются должным образом, потому что она не содержит в себе интересных смыслов. Сначала нужно придумать сценарий, а потом его воплощать.
Источник текста: It's my city
Фото: Znak.com
БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ