#submenu:more1
15 июля 2019

SMART CITY

Тимур Абдуллаев — о том, зачем нужны "умные города" и как их построить
В Екатеринбурге постепенно внедряют принципы "умного города". На улицах появляются видеокамеры, новые дома оборудуют системами отопления, которые подстраиваются под температуру воздуха, анонсируют появление роботов-консьержей и роботов-уборщиков. Развитие происходит в том числе в рамках нацпроекта Минстроительства и ЖКХ РФ "Умный город". Согласно его официальному сайту, в "Банке решений умного города" зарегистрирован 321 проект (они реализованы в разных городах России). Тимур Абдуллаев поучаствовал на "Иннопроме" в дискуссии об "умных городах" и поделился своим мнением об этом.
В общепринятом смысле "умный город" — это система управления городским хозяйством, которая позволяет, в частности, экономить ресурсы. Это происходит на фоне важного этапа в развитии городов с точки зрения перехода от индустриального к постиндустриальному и дальше — к цифровому обществу. Но когда об этом начинают размышлять чиновники, как правило, они остаются в коммунально-хозяйственной плоскости — ведут дискуссии о системах видеонаблюдения, освещения, уборки мусора.

Я уверен — тема smart cities гораздо шире. Важнее всего, что "умные города" могут определить новый формат коммуникации между жителями, представителями власти и разными городскими сообществами. И в конечном счете — улучшить комфорт и повысить качество жизни.

Концентрация людей в городах растет, урбанизация не останавливается. Традиционными способами уже невозможно осуществить необходимую коммуникацию между таким большим количеством людей. А без обратной связи у людей появляется ощущение отстраненности, они не верят, что их мнение может быть услышано. В итоге нарастает недовольство или безразличие из-за отсутствия сопричастности к городскому развитию.

Мне гораздо ближе определение smart city как городской нейросети, в которой происходит множество коммуникаций, и они определенным образом структурируются. Сейчас есть множество интернет-сервисов от банальных каршерингов до сервисов по бронированию жилья и госуслуг, которые могли бы быть объединены в единую систему с учетом запросов жителей. И в рамках той же системы можно было бы собирать данные от горожан, получать информацию об их интересах, потребностях и предпочтениях.


Когда в администрации Екатеринбурга я вместе с другими коллегами работал над стратегией пространственного развития города, нам было очень интересно получить информацию о транспортных потоках, о передвижениях людей. Мы хотели объективно выявить слабые места транспортной системы, запросили данные у сотовых операторов, но нам было отказано в их предоставлении.

Безусловно, сбор и обработка BIG DATA — сложный вопрос как с технической, так и с этической точки зрения. Прежде всего это касается гарантий конфиденциальности персональной информации. Есть мнение, что все данные в таком аспекте должны быть обезличены, то есть в рамках "умных городов" можно использовать информацию о том, что было, когда и где. Но не должно быть данных о том, с кем именно это происходило. Как это проконтролировать — большой вопрос.

В Москве есть сервис "Активный гражданин", с помощью которого как раз реализована удачная, на мой взгляд, попытка коммуникации власти и горожан в электронном формате. С одной стороны, это физически снижает нагрузку на чиновников, с другой стороны — они получают более объективные данные о мнениях, интересах и предпочтениях жителей. Но, безусловно, "умные города" требуют также и "умных горожан". Я имею в виду — люди должны понимать свою ответственность за развитие города, они должны быть вовлечены в этот процесс по собственному желанию.


В этом смысле Екатеринбург — идеальная площадка для внедрения всех принципов "умного города". Это мегаполис, но при этом он не гигантский, и при этом в нем живут достаточно активные горожане, готовые участвовать в коммуникации с властью и друг с другом.

Темы для коммуникации могут быть очень широкими. Одна из наиболее очевидных определение оптимальных параметров маршрутных сетей общественного транспорта. Или, например, развитие системы пешеходных общественных пространств. Когда в условиях ограниченности ресурсов принимается решение, какую территорию благоустраивать в первую очередь, было бы неплохо руководствоваться объективными данными о том, кто и когда эти общественным пространством пользуется, а не абстрактными представлениями об этом. Другая тема — развитие социальной инфраструктуры. В Екатеринбурге есть школы с наличием свободных мест. При этом бывает так, что в обычную школу на окраине не пробиться, просто потому что рядом нет других образовательных учреждений. Постоянный контакт с жителями, сбор и анализ большого количества данных позволил бы превентивно решать подобные проблемы и за несколько лет вперед корректировать планы по развитию социальной инфраструктуры.

Сейчас изменилась парадигма городского развития. Люди выбирают город уже не только с точки зрения места работы, но в большей степени с точки зрения комфортности жизни. Города конкурируют в борьбе за новых жителей, которые являются субъектами развития новой креативной экономики, главным городским ресурсом становится не наличие индустриального производства, а уровень социального капитала, который и определяет городской потенциал.

Побеждают города, которые развиваются не хаотично, а последовательно и сбалансированно. Это и есть "умные города".

Источник: itsmycity